16.07.2018

Итоги полуфинала конкурса не просто порадовали, а ошеломили.

Сказать, что этот конкурс высветил тех, кто так или иначе приближается к гению Георга Отса, было бы большим преувеличением. Но меняются времена и нравы и сам Георг Карлович, окажись он каким-нибудь мистическим образом на конкурсе своего имени в качестве почетного гостя, искал бы исполнителей не подобных себе, но просто талантливых певцов нового поколения.

Итоги полуфинала конкурса не просто порадовали, а ошеломили. Оказывается, и в наше время в нашей стране жюри может быть объективным и антипротекционистским, работающим на идею, а не на поддержку «внутрисемейных связей». И «браво» им за это! Если в полуфинал они, благодаря то ли щедроте душ своих, растаявших от жаркого июльского дня, то ли из благородного порыва дать тем, кто показался подавшим надежды, еще один шанс попробовать испытать себя и пропустили тех, кого пропускать по строгим правилам искусства не должны были, то в финале оказались уже действительно только самые-самые. Так, во втором туре можно было еще раз услышать и удивиться вокальной одаренности 20-летнего Ивана Подгороднева. Сильно скованный во внешних проявлениях, отчаянно, зато искренне закрывавший глаза при взятии верхних нот, он предложил в полуфинале такую программу, которую не всегда предложат даже теноровые звезды в сольном концерте: романс Радамеса из «Аиды» Верди, ариозо Германа «Прости небесное созданье» из «Пиковой дамы» Чайковского, ария Хозе из «Кармен» Бизе. 20 лет – совсем юный возраст и у этого певца, будем надеяться, впереди будет еще немало конкурсов, поэтому певец должен быть бесконечно благодарен уже за то, что его выделили из массы. Тенору Олегу Мицову при всей горячей эмоциональности и непосредственности исполнительской манеры нужно стать очень внимательным ко всему, прежде всего, к опрятности – округлости и ровности – каждой ноты и более чутком следовании стилю. Жаль сошедшей с дистанции Ксении Галицкой, вновь, как и на конкурсе Образцовой изумившей своим роскошным, уникального дара драматическим сопрано, но потерявшей баллы, вероятно, из-за некоторых недостатков технического свойства, в частности, недозвученных нот в низком регистре и невнимании к связности и округлости отдельных «слогов» и фраз, более тонкого построения формы целого. Обидно было и за восхитительную широкоплечую высокую гречанку – меццо-сопрано Канати Таксиархула, напомнившую своей внешностью разом и Джоан Сазерленд, и Кири те Канаву. После взрывчатой арии Композитора из «Ариадны на Наксосе» Штрауса на первом туре она настолько бесстрастно и не очень аккуратно исполнила арию Далилы, что оставалось лишь развести руками и пожать плечами. Конкурс – это конкурс и в решающие моменты судится уже не «потенциал», а данное конкретное выступление. И тут фактор случайности может сыграть свою роль и к счастью и к сожалению. Явно не в свой день выступила в полуфинале и сопрано Пелагея Куренная, которой ценой больших усилий далась ария E strano из «Травиаты» Верди после так славно исполненной сцены из «Лючии ди Ламмермур» Доницетти в первом туре. Бусилидзе, так впечатляюще показавшаяся в арии Эрды, совсем безучастно и неинтересно спела Сегидилью Кармен, а какая меццо без Кармен?

В третий тур попали и будущие тяжеловесы, и обладатели голосов не огромных, но эрудированных, тонко музыкальных, интеллигентных, способных доносить смысл слов, желая исчерпать их до дна. То, что в финале оказались Галина Беневич и Дарья Телятникова, дало понять, что жюри ставило во главу угла музыкальность и способность к яркой и независимой исполнительской интерпретации, способности выразить свое отношение, сказать свое слово. Здесь особо хотелось бы выделить меццо-сопрано Викторию Каркачеву и сопрано Анну Михайлову, которые и в первом, и особенно во втором туре продемонстрировали фантастическую стабильность и высокий уровень исполнительских качеств в совокупности, а также громадный талант слышать то, что за нотами и умение это воплощать в осмысленном пении. Выступление польской сопрано Галины Беневич с арией Виолетты E strano стало больше, чем конкурсным номером, превратившись в музыкально-драматический монолог. Несколько мгновений из жизни парижской куртизанки в момент любовного ожога после знакомства с Альфредом она не только пропела, но невероятно страстно прожила актерски, явив движения души и мыслей в развитии в тончайших градациях и контрастных переходах. Сказать, что этот конкурс высветил тех, кто так или иначе приближается к гению Георга Отса, было бы большим преувеличением. Но меняются времена и нравы и сам Георг Карлович, окажись он каким-нибудь мистическим образом на конкурсе своего имени в качестве почетного гостя, искал бы исполнителей не подобных себе, но просто талантливых певцов нового поколения. Все это – вопрос времени, случая и благоприятствующего культурного климата. Впереди – третий тур, где нам, наконец, дадут услышать, насколько близок и понятен современной молодежи язык оперетты.

Владимир Дудин